Как корабль назовешь, так он и поплывет

Как корабль назовешь, так он и поплывет

Не торопитесь вешать ярлыки на новую алию.

Автор: 24.05.2016

За последние четыре года в страну приехало множество молодых, образованных и обеспеченных людей из России, и все заговорили о новой алие, пытаясь объяснить ее феномен и и дать ей определение. И вот уже в русскоязычных СМИ начали проскакивать нелицеприятные определения, в которых новые репатрианты опять предстают в нелучшем свете пораженцев, сбегающих от кого-то и чего-то в поисках лучшей жизни. Зададимся вопросом: что такой имидж это готовит нам в будущем? 

Сегодня весь Израиль признает: русскоязычная алия 90-х – пример одной из самых успешных волн репатриации для этой страны, событие, которое подарило ей множество талантливых граждан — врачей, программистов, юристов и деятелей культуры. Сегодня русскоязычные специалисты и их дети являются частью элиты армии и общества Израиля, и нет ни одной сферы деятельности, где бы не были представлены выходцы из того поколения. Тогда, в 90-е, миллион репатриантов из бывшего СССР стал своего рода спасением для молодого государства, победой Израиля, над которой работали всей страной. И под каким же именем та волна запомнится в поколениях?

«Колбасная алия», «полуторное поколение» — сколько ущербности и нелюбви к своим новым старым соотечественникам продемонстрировали русскоязычные СМИ, растиражировавшие и навесившие эти ярлыки на репатриантов 90-х. Благодаря стараниям «русских» изданий, Израилю было продемонстрировано все грязное белье новых олимов.

Зоя Черкасская. "Израиловка".

Зоя Черкасская. «Израиловка».

 

Опомнились только тогда, когда больно ударило по всему русскоязычному сообществу. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись. Кажется, и десятилетие после русскоязычные репатрианты ходили по улицам словно с клеймом «уценено». Многие постарались как можно скорее отмежеваться от России, русского языка и бывших соотечественников, меняя имена и стыдясь перед собственными детьми-сабрами («сабр» — коренной израильтянин, человек, родившийся в Израиле — прим.) своего акцента. Большинство с достоинством смогли преодолеть самые сложные препятствия, непременно сопутствующие смене страны проживания. И лишь некоторые остались недовольны тем, как страна обошлась с ними. Сегодня отголоски тех событий все еще будоражат воображение некоторых организаций и изданий, которым и по сей день мерещится какой-то «стеклянный» потолок, установленный над абстрактным русскоязычным репатриантом. Но если присмотреться, не увидим ли мы, что потолок этот уже давно убрали, а «русские» по привычке прыгают слишком низко?

***

Молодые, образованные и обеспеченные репатрианты, приехавшие в Израиль за последние несколько лет, уверены в себе и в том, что это их страна и будущее в ней принадлежит им. И все тут же заговорили о новой алие – волне «других олимов», которые так не похожи на предыдущих. Они везут в Израиль свои знания, свой опыт, свои капиталы и старательно начинают строить в стране свое будущее.

Они уверены в себе, в своих силах и возможностях. Они находят работу, открывают свои бизнесы и, устраиваясь на работу, получают те же зарплаты, что и окружающие их израильтяне. Они, владея иностранными языками, с удовольствием учат иврит и не испытывают больших проблем с интеграцией в израильское общество. А еще они не стесняются своего прошлого и страны исхода – страны, которая позволила им состояться и сделать переезд в Израиль осознанным и желанным. Они живут на несколько городов и везде чувствуют себя нужными и востребованными — людьми, которые могут реализоваться в сфере, которую они сами себе избрали. Они организовывают выставки и мероприятия, на которые приходит публика разного толка. На них с интересом посматривают израильтяне и уже равняются на уровень запрашиваемого и предлагаемого ими сервиса. И на этих людей уже не получится примерить все тот же кафтан голодного и непризнанного «русского» олима. И вешать на них ярлык не получится – он к ним не прилипнет, как бы ни старались им объяснить, почему они здесь, от кого они бегут и что их тут ждет. Сегодня все эти заклинания не имеют над ними никакой силы.

Что удастся этому новому поколению? Каким оно запомнится потомкам? Под каким названием оно останется в истории? Это зависит только от нас. Но уже сегодня можно предположить, что это будет поколение предпринимателей, культурных деятелей и политиков, которые выведут страну на новый уровень качества жизни и которые будут чувствовать себя полноправными хозяевами в своем доме. Которые будут с одинаковым интересом ходить на концерты Земфиры и Авраама Таля. Которые заполнят кресла равно театров и кнессета. И которые при словах «стеклянный потолок» будут вспоминать лишь об известном эксперименте с блохами.

И пусть отныне любой ярлык жертвы, который все те же «доброжелатели» пытаются навесить на новую алию, отлетает от ее представителей как стикер с высохшим клеем. Они приехали в страну по своему твердому решению и не намерены ни перед кем ни оправдываться, ни извиняться.