Человек и Стоматолог

Человек и Стоматолог

Интервью с Денисом Володащиком

Автор: 11.02.2015

Сегодня даже инженеры ведут блоги, а хорошего стоматолога можно найти через инстаграм. Так мы и познакомились с Денисом Володащиком, Человеком и Стоматологом с большой буквы. Он оказался не только успешным врачом, который в свое время “сделал улыбки” половине московской богемы, но и одним из самых читаемых и комментируемых блогеров-мужчин в израильском инстаграме на русском языке.

Я побывала в его клинике, оборудованной по последнему слову техники (одно кресло чего стоит — да в нем жить можно), чтобы, наконец,  узнать, зачем люди, добившиеся успеха в таком большом городе, как Москва, уезжают в Израиль, чем так уж хороша израильская стоматология (мой папа, например, летает сюда из Петербурга делать себе зубы последние 10 лет), и чем заняты серьезные улыбчивые мужчины в социальных сетях.

— Денис, расскажи, кто ты и откуда. Лично для меня ты появился в израильской “тусовке” буквально вчера, но как будто бы был в ней всегда.  

— Меня в 14 лет привезли сюда родители. Мама всегда хотела, чтобы я был врачом, а я мечтал стать водителем, поэтому мы в какой-то момент сошлись на том, что я буду водителем Скорой Помощи. Они отправили меня в колледж в Яффо, учиться на зубного техника. Я закончил его с отличием, даже был признан лучшим учеником в школе три раза подряд. Потом была служба в армии. После я сдал экзамены для поступления в Университет, но не набрал достаточное количество баллов. И родители отправили меня в Москву, чтобы я не терял время. Там я отучился, но вернулся в 2000-м и сразу сдал экзамены (а некоторые их по 7-8 раз сдают).

Так получилось, что я оказался в нужном месте в нужное время: один израильский доктор, отучившийся в Чикаго, искал себе ассистента и взял меня к себе. Я проработал у него 3 года, за которые он обучил меня всем технологиям, которым сам выучился в Штатах. Потом он вышел на московских олигархов и мы начали вместе ездить в Москву. Но на тот момент я уже понял, что хочу и готов делать что-то свое, и встал вопрос — здесь или там. В силу того, что я был молод, горяч, и меня тянуло к столичной жизни, то на тот момент я остановил свой выбор на Москве. Меня стали приглашать на работу в разные клиники создавать красивые улыбки. К примеру, я “делал улыбки” всему основному составу Comedy Club. Было весело, деньги шли хорошие. Мне очень нравилась Москва, бесконечные тусовки… Потом все это надоело, потому что выходные начинались в четверг и заканчивались в лучшем случае в понедельник. Мы с друзьями шутили: “Кончились деньги — пора идти поработать”.

— Так почему ты все-таки вернулся?

— Причин было много. Во-первых, хотелось чего-то своего и постоянного. Там, все эти 10 лет, меня не покидало ощущение “жизни на чемоданах”. Я никогда не ощущал, что Москва — место, в котором я хочу жить. Во-вторых, я познакомился со своей женой Леной, позже у нас родилась дочка  и я не хотел, чтобы она росла в Москве.

Я понимал, что не заработаю здесь тех денег, которые можно заработать в Москве, но пришло такое чувство — “Тихо, ша! Спокойно!” Наелся всеми признаками благополучия, сумками, часами. Хотелось солнца, чтобы рядом ребенок, семья и всего хватало.

Вернулись мы в Израиль год назад. И я сразу начал осуществлять свою давнюю мечту — открыть здесь клинику. Причем, у меня была четкая концепция какой должна быть клиника. Она непременно должна быть в бизнес-центре, с панорамными окнами, светлая, приятная глазу цветовая гамма, которая настраивает на позитив. Место, где человек смог бы расслабиться и забыть обо всех своих тревогах и чувствовать себя комфортно. Это очень важно для меня! Много света, цветы, удобное кресло — вот то, что должен видеть пациент. Все бор машины, инструменты, плевательница — скрыто от глаз. И обязательно все должно быть безопасно. Например, в кабинетах, где рентген, нужно обязательно проложить все стены свинцом. А тут так не всегда делают. В итоге, я сразу все сделал, как полагается, и сам позвал к себе Миндздрав, чтобы они проверяли — сразу и всё. Они бегали, проверяли и всё не знали, к чему бы придраться.

— Как прошло открытие?

— Открытие мы сделали в ресторане Vicky Christina, выпив все шампанское, которое у них было, до такой степени, что администратор предложил самим купить еще и распить у них. Но открылись мы все равно не очень вовремя: началась война (июль-август 2014 г. — прим. ред.), потом пошла череда еврейских праздников и отпусков и, получается, что только с октября мы толком начали работать.

— Денис, скажи честно, а в инстаграм-то тебя как занесло?

— Меня на это уговорила жена. Я сначала отнекивался, говорил, что не нужны мне все эти “бабские штучки”. А потом присмотрелся, заинтересовался. И мне Настя Цветаева, с которой мы как раз тогда познакомились, подкинула идею рассказывать в инстаграме всякие интересные истории, давать врачебные советы. И, ты знаешь, я втянулся. Сегодня с удовольствием что-нибудь пишу, рассказываю. С удовольствием открываю учебники и интернет, если не знаю ответа на вопрос, который задают подписчики, сам задаю разные вопросы подписчикам, чтобы был диалог.

— А были какие-то особенно интересные вопросы? Или самые часто всплывающие?  

— Ну, во-первых, все хотят красивые улыбки и спрашивают, как получить идеальные ровные белые зубы, как на картинке. Это непросто и недешево, но всё реально. Для этого важно не только умение стоматолога — 50% улыбки зависит от зубного техника, который должен быть не только техником, но и художником. И, конечно, у него должен быть вкус, что не каждому дано. Когда делаешь улыбку, ты не смотришь только на зубы, а смотришь на человека в целом — на его внешность, стиль, манеры. Складываешь некий образ, и уже исходя из этого создаешь идеальную улыбку для этого конкретного человека.Я работаю с двумя техниками, один из которых (единственный в Израиле) входит в топ-100 техников в мире, а второй, хоть и не входит в этот список, но, наверняка, входит в топ-5 техников Израиля. Работа техника очень кропотливая, филигранная и поэтому стоит недешево.Представь себе -сидит настоящий художник, и во всех деталях, с микротрещинами прорисовывает ваш зуб — вот так это происходит. Знаешь, мне всегда очень интересно наблюдать за девушками, которые изменили свою жизнь, улучшив свою улыбку. Это особенно заметно, если проследить по их фотографиям в том же фейсбуке или инстаграме: были серьезными, “в образе”, с губами-бантиком, а после меня — сплошные лучезарные улыбки. И это настоящий кайф!

Есть такая фраза, “если ты не хочешь ни дня работать, преврати свою работу в хобби”. И это обо мне… Ни разу в жизни я не проснулся с ощущением того, что мне не хочется идти на работу

.

Во-вторых, часто спрашивают про лечение детей. Я всегда с удовольствием лечу детей, потому что понимаю, что, если ребенок ко мне привыкнет, то это мой пациент на всю жизнь. Надо потратить всего полтора часа жизни, чтобы с ним пообщаться и поуговаривать, зато он к тебе еще точно вернется. А что, например, делают в Израиле — это дают детям веселящий газ. Дети под его парами расслабляются и дают делать, что нужно, но, зато, потом их уже ни за что не переубедить сделать процедуру без этого газа. Поэтому я всегда говорю друзьям, чтобы они не приводили ко мне детей после этой процедуры, потому что я просто не смогу его “сломать”, я не психолог. Но, если их сразу приведут ко мне, то уболтать я смогу. У нас с 3-4-х-летними детьми есть много общих тем — мультики, игрушки.

— Расскажи, в чем принципиальное отличие стоматологии в России и в Израиле.

— Если глубоко копать, то в израильской стоматологии есть определенная концепция, которой в российской нет. Поясню.

Если в России, “а давайте попробуем так, а давайте попробуем еще вот так”, то в Израиле, “это лечим так, а это вот так”, и не надо ничего выдумывать.

В России, например, есть такой термин, “реставрация зуба”. Я этот термин не люблю, потому что реставрация — это та же пломба, только за реставрацию можно взять втрое больше. Отличаются в теоретической части тоже. Анатомия, она, конечно, везде анатомия и сейчас я вижу, что Россия почти догнала в обучении Европу, но, когда учился я, это были небо и земля. Из-за этого в России стоит большая и извечная проблема с диагностикой. Врачи хорошие, а диагностировать не могут.

— А однозначное “это лечим так, а это так” — всегда ли хорошо?

— Это классика. Когда мне пациенты пытаются доказать, что их всегда в России лечили «вот так», я  им объясняю, что существует российская стоматология и существует классика. К примеру, по израильской классике, зуб, из которого удалили нерв, нужно обязательно покрывать коронкой. А по российской — ставят штифт, делают пломбу, и ходите так. Опять же, есть нюансы, при которых в некоторых случаях действительно достаточно поставить пломбу, но там это за правило. Отличается и вся классификация. Там любят расписать классификацию кариеса на десяток типов, потому что кому-то надо было на эту тему написать диссертацию. А в Израиле есть кариес эмали и кариес дентина. Всё. В Москве очень любят всё усложнять. И, если бы, при этом, качество лечения было выше, то никаких вопросов, но ведь они усложняют, а лечат обыкновенно.

— А как по ценам?

— Какие-то вещи дешевле, а какие-то дороже. Цена ведь складывается не только из стоимости материалов, но и из стоимости самого врача. Я, например, очень люблю учиться, люблю узнавать что-то новое. Как-то услышал о курсе по имплантации в Цюрихе. Курс этот стоил 30 000 долларов. У меня тогда были отложены деньги на машину, а я понимал, что хочу пройти этот курс имплантации. Я еще даже не знал, буду ли я ею заниматься. Но я знал, что жду этот курс, потому что он считался самым лучшим в мире, и в итоге спустил все деньги, даже не зная, пригодятся ли полученные знания. Слава богу, что, если бы мне нужно было еще раз потратить эти деньги на курс, я бы сделал это еще раз. Но изначально, чисто психологически, было непросто. Цена складывается из того, что ты умеешь и что знаешь. Я делаю некоторые вещи, связанные с эстетикой, которые делают буквально 10% врачей в Израиле, и наверняка есть врачи, которые делают то, чего не умею я.

— Прости за такой откровенный вопрос, но себе-то ты почему не сделаешь идеальную улыбку?

— А я объясню! Всё, что я делаю, я стараюсь пробовать на себе. Сейчас есть новая технология выравнивания зубов каппами. Не брекетами, а такими пластиковыми каппами, которые ты надеваешь, их не видно, но они выравнивают зубы. Каппы эти производят в Корее. И что я хочу, это наверху выпрямить, а внизу оставить, чтобы показывать людям разницу. Когда я делал отбеливание зубов, я тоже отбелил только верхнюю челюсть, а нижнюю оставил, для наглядного примера.

— То есть, хочешь оставить плацдарм для экспериментов?

— Не совсем. Я, на самом деле, как раз начал заниматься этим вопросом. Недавно выслал в Корею запрос, и буквально пару недель назад получил план лечения. Так что я в процессе. И к тому же — у меня красивая форма зубов, которую я хотел бы сохранить. Я вообще сторонник того, что всегда лучше сохранить свои здоровые зубы, если нет медицинских показаний и нет психологических проблем, связанных с недовольством своей внешностью по объективным причинам.

 

Видео: Виталий Вайсман